Лена Крейндлина, одна из основателей и генеральный директор театра «Гешер» в эксклюзивном интервью о том, как не бояться принимать решения, всегда идти к поставленной цели и любить театр, ставший делом ее жизни.

Популярный проект от JACK KUBA знакомит нас с невероятными женщинами, чья жизненная сила, энергия и головокружительный успех достойны восхищения и бесконечного уважения.

Дом творчества юных
В театр я попала абсолютно случайно в 12 лет. Подруга рассказала про театральный кружок при Дворце пионеров, который находился страшно далеко от моего дома, но я, неожиданно для себя, решила попробовать.

А дальше был балетный станок, фехтование и желание всем доказать, чего же я стою. Школа с этого момента отошла на второй план, а вот театр стал по-настоящему важным — лет пять я выполняла бесчисленную организационную работу, была ассистентом режиссера и завтруппой. Руководитель студии Вячеслав Спесивцев увидел во мне силу и умение держать все в руках. А я чувствовала себя необходимой. И совершенно растерялась после ухода из студии. Но, к счастью, сразу поступила в ГИТИС, получила два диплома по разным специальностям и погрузилась в театральные проблемы — и, конечно, радости — навсегда.

При этом, несмотря на дипломы, мне приходилось слышать: «Вы — еврейка, мы не берем вас на работу, у нас процентный перекос». Но я росла в интеллигентной семье и гордилась тем, что еврейка. Когда меня отфутболивали, я разворачивалась и уходила со словами «вам же хуже». В театре я работала в разных амплуа, попробовала, кажется, все должности: монтировщика на сцене, звукооператора, ассистента и помощника режиссера. Мне кажется, в театре нет уголков, где меня можно обмануть и сказать «ты не понимаешь».

Возводя мосты

Переезд в Израиль был словно в тумане, но я, шутя и играя, сказала «Поехали!». В то время мой сын был школьником, а впереди — неизвестность и желание создать лучший театр в Израиле в традициях русской культуры и, простите мой пафос, с еврейской душой. Наш сегодняшний театр. «Гешер».

Когда вспоминаю первые годы здесь, не понимаю, как в полутора комнатах умещалась семья Славы Мальцева, я, мой сын Саша, Женя Додина и Евгений Арье… мы все время что-то делали, бесконечно репетировали и были абсолютно счастливы.

Евгений Арье и Слава Мальцев ходили по инстанциям, доказывали, убеждали, настаивали на необходимости создания театра — это был долгий, изнурительный процесс. 25 лет сложной упоительной работы. Она ни на секунду не заканчивается. Нам до сих пор приходится бегать по инстанциям и людям, уговаривать всех и каждого, настаивать.

Поверьте, очень сложно убедить, что «Гешер» — это давно не только русский театр, играющий спектакли исключительно по-русски. Мы так нашумели вначале, что большая часть публики продолжает так думать. Хотя мы давно играем на иврите, а субтитры — русские и английские.

Более того, приходится все время и доказывать свою необходимость. Культура в Израиле не является ценностью приоритетной. А мы росли в стране, где актеры, писатели, поэты — это самые уважаемые, авторитетные люди. В Израиле же мы только стремимся вырастить, сформировать публику, для которой культура станет не только, как говорится, «сферой досуга».

Шаг в закулисье
Мой сын, кстати, тоже заражен театром — он режиссер, продюсер, занимается и кино. Он рос в зале и за кулисами, но я была против его выбора. Однако «меня не спросили».

Несмотря на то, что театр — моя семья, вся моя жизнь, я очень люблю ходить по магазинам. И — абсолютный фанат нижнего белья, — JACK KUBA, в частности. Многие годы я состою в их клубе постоянных покупателей. Одна из главных моих радостей — путешествия. Правда, обычно я лечу куда-то, чтобы посмотреть интересные или модные спектакли, которые надеюсь (и так случается!) привезти в Тель-Авив на театральный фестиваль, который «Гешер» поводит уже 10 лет.

Что дальше? Поживем — увидим. Добились ли мы успехов? Безусловно.
Заниматься тем, что тебе интересно, это здорово. Иногда я сама себе завидую. Тьфу-тьфу, чтобы не сглазить.

Фото: Natali Sakovski